Форма реалии как языковой единицы

На вопрос, к какой категории языковых средств следует отнести реалии, спецы не да­ют конкретных ответов. К примеру, М. Л. Вайсбурд, ко­торый вообщем толкует реалии достаточно обширно (см. его дефиницию на с. 44), считает, что «понятия, относящие­ся к числу реалий, могут быть выражены отдельными сло­вами (маевка, декабристы, щи Форма реалии как языковой единицы, пятак), словосочетаниями (Мамаев курган, дом отдыха), предложениями (не все коту масленица, что произнесет свет, княгиня Марья Алек-севна), сокращениями (ЦПКиО, ОПН, КВБ, гороно, ком­сомол)» 1. Большая часть других создателей2 молвят о «сло­вах», «лексических единицах», добавляя время от времени «слово­сочетания», к чему присоединяемся и мы.

'Вайсбурд М. Л. Реалии как Форма реалии как языковой единицы элемент страноведения. — РЯзР, 1972, № 3, с. 98 (тут мы не считаем необходимым останавливаться на неких некорректностях и непоследовательности в примерах).

2 Л. Н. Соболев, Г. В. Чернов, А. В. Федоров и др.


1. В нашем осознании реалии — только слова; добавление в данном случае (в скобках) «и словосочета-ния>> — значит, что к реалиям Форма реалии как языковой единицы на общем основании можно отнести, по выражению Е. М. Верещагина и В. Г. Костомарова, «номинативные словосочетания»', другими словами такие сочетания слов, которые семантически рав­ны слову: если мы считаем реалиями такие слова, как стортинг либо кортесы, то разумно причислить к ним и болгарское Народное собрание и татарский Величавый народный хурал. Из Форма реалии как языковой единицы 132 единиц, приведенных в «слова­риках» Н. В. Гоголя (списки украинизмов), имеется только 4 таких сочетания: лысый дидько (домовой), го­лодная кутья (сочельник), петровы батоги (травка) и тесноватая баба (игра).

Реалией может быть номинативное, другими словами назывное, словосочетание к тому же поэтому, что к реалиям мы обычно приравниваем кальки Форма реалии как языковой единицы, часто представляющие из себя конкретно такие словосочетания.

Нередко, когда речь идет о фразеологических единицах (ФЕ) в качестве реалий, предполагают и 1) обыденные устойчивые словосочетания всех типов, в том числе идиомы, пословицы и поговорки, многие из которых об­ладают сами по для себя соответствующей государственной и/либо исторической расцветкой, и 2) ФЕ, в Форма реалии как языковой единицы компонентном соста­ве которых имеются реалии (см. ч. II, гл. 1).

Другой формой реалий являются сокращения (аббревиатуры). Включение их в число реалий также разумно, так как они представляют собой стянутые в одно «слово» (многие и стали словами — университет, собес, загс) номинативные сочетания (см. ч. II, гл. 9).

2. Говоря о Форма реалии как языковой единицы форме, следует упомянуть также о ф о -нетическом и графическом виде транскри­бируемых реалий. Транскрипция подразумевает перенесе­ние слова в текст перевода в форме, фонетически макси­мально приближенной, если не схожей той, которую оно имеет в извечном для него языке, но не обязательно ИЯ — языке, откуда его берет переводчик.

Решение Форма реалии как языковой единицы вопроса о форме взятой реалии за­висит от того, бытует она в словарях ПЯ (словарная реалия) либо нет. Словарные реалии входят в лексичес­кий состав ПЯ и, стало быть, уже владеют определен­ной формой, официально зафиксированной правилами

1 Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. Изд. 2-е. М.: Российский Форма реалии как языковой единицы язык, 1976, с. 71.


фонетики и орфографии данного языка. Эта форма, од­нако, может в той либо другой мере отличаться от искон­ной— хотя бы уже из-за неодинаковых фонетических систем языков, разных алфавитов и т. д.

Практический вывод тут один: чтоб не изобретать велика поновой, транскрибируя реалию в уже утвердившейся в Форма реалии как языковой единицы ПЯ форме, переводчик должен почаще обращаться к словарям.

Не будем касаться случаев, когда принятая, утвер­дившаяся форма реалии очень далека от оригиналь­ной либо по другим причинам не удовлетворяет переводчи­ка: конфигурации в раз принятой транскрипции имеют свои «за» и «против», обсуждение которых не заходит в задачки нашей работы.

3. Говоря Форма реалии как языковой единицы о фонетической форме реалий, следует ска­зать несколько слов об ударении. Вводя в текст но­вую реалию, незнакомую читателю, переводчик отлично сделает, если хотя бы при начальном ее употребле­нии отметит ударную гласную; в неприятном случае бы­вает, что у читателя на всю жизнь остается в памяти ис­каженное Форма реалии как языковой единицы зарубежное слово.

Эта «акцентологическая сторона» формы реалии очень принципиальна для перевода с близкородственных языков, потому что в сознании среднего читателя лекси­ческая близкость единиц вроде бы подразумевает и бли­зость фонетическую, и слово в итоге произносится по законам не ИЯ, а ПЯ, при этом, естественно, ударение возможно окажется не Форма реалии как языковой единицы на месте. Попадая в тексты сми, искаженные реалии получают общее же распространение и закрепляются в ПЯ на­столько, что поправить произношение обычно невозмож­но. Таким примерно методом вошли в болгарский язык баба яга (с ударением на первом слоге), трепак и гопак (с ударением тоже на первом слоге Форма реалии как языковой единицы), кикимора (с ударением на предпоследнем слоге) и т. д.

Произнесенное об ударении касается частично и словарных реалий— тех, которые, по воззрению переводчика, читатель может не знать.


format-i-struktura-etoj-knigi-6-glava.html
format-i-ukrasheniya-rukopisej.html
format-obucheniya-vklyuchaet-obyazatelnoe-vipolnenie-i-zashitu-domashnih-zadanij.html